PDF

Лекция 8―Эвальд Зайдель

ЗАКОН И БЛАГОДАТЬ

Поклонение Израиля—Псалмы—Глава 9

Введение

Приступая к чтению Нового Завета, можно легко сложиться впечатление, что существует два противоположных способа рассмотрения закона. Одни считают, что с приходом Иисуса Христа закон уже не имеет отношения к жизни верующего. Они ссылаются на отрывок из Евангелия от Иоанна (1:17): «Ведь через Моисея был дан закон, а милость и истина пришли через Иисуса Христа». Люди, которые придерживаются диспенсационалистского взгляда на Библию, говорят о Ветхом Завете как о диспенсации закона, а о Новом Завете как о диспенсации благодати. Они говорят об этом так, как будто первое и второе являются противоположностями. Если человек принадлежит к одной из этих групп и рассматривает Писания, как разделенные на две независимые друг от друга части–ВЗ и НЗ,―закон утрачивает всякую ценность. Отсюда делается вывод о том, что на христиан власть закона не распространяется.

Джон Уэсли отметил: «Среди широкого спектра вопросов, которые затрагивает религия нет столь мало изученного предмета, как этот.» [речь идет о природе Божьих законов в Библии]. Известный исследователь Кранфильд пришел к подобному заключению, когда он проанализировал состояние современного богословия в отношении закона. Вот что он сказал:

«Сегодня…существует острая необходимость основательного переосмысления места и значения закона в Библии… Необходимо учитывать возможность того, что…работы современных авторов отражают серьезную путаницу и необоснованные допущения по поводу отношения Иисуса Христа и апостола Павла к закону. Необходимо также учитывать и другую возможность, которая состоит в наличии путаницы в самом мышлении или, по крайней мере, в легкомысленных и неопределенных положениях, которые высказываются в отношении данного вопроса в некоторых серьезных исследованиях Нового Завета, [не говоря уже об исследованиях Ветхого Завета!], которые, в свою очередь, помогли сформировать представления современного поколения служителей и учителей.»

В попытке объяснить, что Новый Завет говорит о законе, мы должны начать с учения Иисуса Христа о законе.

ИСПРАВЛЕНИЕ НЕПРАВИЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ—MФ. 5:17–48

В главах 5–7 Матфей представляет свою версию Нагорной проповеди. Нагорная проповедь содержит истины, которые чрезвычайно важны для народа Божьего, поскольку она закладывает основу для жизни в царстве Божием. Подобно этому закон, данный на горе Синай, закладывал основание для жизни народа Божьего в период Ветхого Завета. Матфей пытается провести параллель между Иисусом и Моисеем. Иисус показан как «второй Моисей, намного превосходящий первого, дающий новому Израилю новый «закон». Тут же мы должны задать себе вопрос: «В каком смысле это был новый закон, когда мы говорим об Иисусе, заявившем, что Он пришел не для того, чтобы отменить закон или пророков, но чтобы исполнить закон и пророчества?» (Мф. 5:17).

Рассмотрим эту главу по отрывкам:

Евангелие от Матфея 5:17–20

Что имел в виду Иисус в контексте данного отрывка, говоря законе и пророках? В разном контексте это выражение может нести в себе разный смысл. Например, в некоторых местах Писаний выражение «закон и пророки» относится к всему ВЗ. Если наш случай относится к их числу, то, произнося эти слова, Иисус имел в виду, что пришел исполнить все пророчества о Себе, записанные в ВЗ. В определенном смысле это было действительно так. Тем не менее, контекст этого отрывка в Евангелия от Матфея наводит на мысль, что Иисус имел в виду не только это. Сделав несколько вступительных замечаний в 5:17-20, Иисус переходит к рассмотрению конкретных законов, беря их в том виде, в котором они сохранялись в устной традиции иудаизма. Таким образом, будет логично предположить, что в данном случае выражение «закон и пророки» было использовано в более узком смысле, т.е. в отношении к конкретным заповедям и обязанностям в завете и смыслом этих заповедей.

В стихах 17-20 Иисус объясняет Свое отношение к слову Божьему, нашедшему свое выражение в законе. В остальной части этой главы Он приводит примеры, иллюстрирующие это отношение. Он говорит, как носитель высшей власти (Мф. 7:29; Марк 1:22). Однако, несмотря на Свою власть, Иисус сказал, что пришел не отменить «закон и пророков», а исполнить их. То, что хотел сказать народу Иисус, явно пребывало в полном согласии с тем, что уже бы сказано Богом через «закон и пророков» в ВЗ.

Что имел в виду Иисус, произнося слово «исполнить»? Одно из значений этого термина―«завершить», «осуществить» обещанное. Другими словами, Иисус исполнял обещания, данные в ВЗ. Определенно, что такой взгляд является важным подходом к пониманию того, что Иисус исполнил то, что было обещано в Ветхом Завете. В ходе наших рассуждений нам нельзя забывать, что наш вопрос будет решен лишь в том случае, если его решение будет необходимым и достаточным. Изложенное выше мнение, вне всякого сомнения, помогает нам постигнуть Писания как единое целое, но оно не в состоянии объяснить, каким образом Иисус исполнял ветхозаветный закон или пророчество в указанном контексте. Для того чтобы определить, в каком направлении нам искать более исчерпывающий ответ на наш вопрос, нам необходимо изучить стихи, следующие за вступительными замечаниями Иисуса в 5:17-20.

В этих стихах Иисус наглядно показал, что устный закон иудаизма исказил истинный смысл закона, данного Богом Израилю. Таким образом, Он объяснял Своим слушателям, как они должны понимать закон Божий и исполнять его. В Его словах не было и тени намека на «неполноту», «ущербность» ветхозаветного откровения Божьей воли, изложенного в «законе и пророках». Ущербными были понимание этого откровения в иудаизме и устная традиция, увековечившая это неправильное понимание.

Один из комментаторов Библии резонно отметил, что «…исполнить закон... не означает взять письменный закон в его нынешнем виде и следовать ему буквально. Именно такой подход и осуждает Иисус, но не как ложный, а как ущербный. «Исполнить закон» означает начать с закона в его нынешнем виде и довести его до полной завершенности; «уловить его дух»; постичь всеобъемлющие принципы, скрывающиеся за узостью буквы. Именно в этом, как подчеркивает Иисус, и заключается суть откровения, данного Богом через «закон и пророков».

Когда мы что-либо называем истиной, но оно является только частью всеобъемлющей истины, мы обычно неверно истолковываем эту всеобъемлющую истину, частью которой является данная истина. Когда Бог говорит «многократно и многообразно», или через откровение, которое было только частью откровения (Евр. 1:1), во всех фрагментах Его откровения отражается Его истина, неизменная даже в свете окончательного откровения в Сыне (Евр. 1:2). Но лишь тогда, когда мы, учитывая все «фрагменты» Его откровения, постигнем их отношение к целому, только тогда мы сможем по достоинству оценить «многоразличную премудрость Божью» (Еф. 3:10).

Пренебречь «законом и пророками» значило бы пренебречь фоном истории спасения, который помогает в понимании задачи, поставленной Богом Отцом перед Иисусом. Это означало бы также закрыть глаза на ту истину, что все, для чего Иисус пришел на эту землю, все Его слова и дела, перекликаются со сказанным и сделанным Богом на более ранней стадии этой истории спасения. Между этими двумя откровениями существует преемственность. Вот почему Иисус так настойчиво подчеркивал неизменность «закона и пророков», сказав: «Говорю вам истину: пока небо и земля не исчезнут, ни одна малейшая буква, ни одна черточка не исчезнет из закона―все сбудется». (5:18). Ни единого раза за все Свое служение Иисус не пытался убедить кого-либо в том, что сейчас, когда Он Сам пришел на землю, закон утратил свою значимость. То, что было, что есть и что будет, необходимо рассматривать в совокупности.

Существует два способа извратить Божьи слова, урезав что-то от них или прибавив к ним что-то новое. Первая тенденция осуждается в ст. 17-20, вторая, в ст. 21-48. В обоих случаях результат подобных действий одинаково трагичен: утрачивается жизненно важный смысл, который должен передать закон.

Иисус осуждал любые попытки умалить значение «закона и пророков». Он также осуждал пренебрежение даже наименьшей из заповедей и /или стремление научить этому отношению других. Возможно, это не относилось ко всему ВЗ в целом. Человек, проявивший такое пренебрежение, не будет изгнан из Царства небесного, но займет в нем менее почетное место. Потому что этот человек оказался не в состоянии увидеть связь частей с целым и ослабил власть и влияние этого всего Писания.

Та праведность, которой требовал от людей Бог, намного превосходила «праведность» дотошного соблюдения буквы закона, «праведность», которую практиковали фарисеи и учителя закона. Праведность, угодная Богу, начинается с беспрекословного повиновения закону, данному Богом. При этом она преследует нечто большее. Она стремится исполнять волю Божью во всей полноте и от всего сердца, о чем и свидетельствуют шесть примеров, приведенных в ст. 21-48.

Евангелие от Матфея 5:21–48

Все шесть примеров, приведенных Иисусом для иллюстрации Своей мысли, начинаются словами: «Вы слышали что сказано...» или близким им по смыслу выражением. Отметим, что данные слова нельзя приравнивать к следующим: «...ибо написано...». Здесь Иисус имел в виду не письменный закон, а устный. Вполне вероятно, что при чтении в синагогах закон Божий звучал в своем подлинном виде, но следовавшее за чтением наставление затуманивало его истинный смысл. Большинство населения было неграмотным, и закон Божий люди знали только из наставлений, из слышанного ими. В шести примерах, приведенных Матфеем, Иисус ссылается на истолкование Божьего закона иудейскими учителями.

В примерах 1-ом, 2-ом и 6-ом Иисус указывает на то, что вытекает из заповедей, данных Богом Моисею, в противоположность буквализму или законничеству толкований, которые исходят от книжников. Он демонстрирует власть, намного превосходящую власть книжников и фарисеев. Иисус не просто дает альтернативное толкование. Он со всем авторитетом заявляет о воле Божьей, выраженной в законе, используя эти шесть иллюстраций. Он говорит, что смысл Божьих заповедей значительно глубже того учения, которое книжники и фарисеи несли народу.

Пример первый―ненависть и убийство (ст. 21-26)

Человеческие суды рассматривают дела об убийствах и других совершенных преступлениях. При этом суд не рассматривает внутреннее намерение совершить то или иное преступление, как преступление. Господь же судит внутренние устремления человека, которые незаметно растут в человеке и приводят его к совершению убийства. Говоря это, Иисус не пытается отменить закон, запрещающий убийство. Он обращается к самим корням этой проблемы. Он говорит, что ненависти нет места в жизни верующего, ее необходимо как можно быстрее искоренять на том месте, где она проросла.

Если христианин не пытается выкорчевать свою ненависть к другому верующему, позволяя ей, расти и укрепляться, он все чаще будет нарушать Божий закон, и Богу придется наказывать его еще суровее. Верующий перед Богом отвечает за то, как он справляется с чувством ненависти. И свой ответ он держит задолго до того момента, когда предполагаемые действия приведут его на скамью подсудимых.

Поклонение будет истинным только тогда, когда все свои мысли, слова и поступки человек отдает Богу и они угодны в глазах Бога. В нашем примере поклоняющийся не может по настоящему поклониться Богу, потому что именно он стал причиной возникновения у другого верующего недобрых чувств по отношению к себе. В его власти теперь привести все в порядок. И только после того, как он это сделает, его поклонение найдет благоволение перед Богом. Проблема должна быть не просто решена. Она должна быть решена достаточно быстро.

Пример второй―похоть и убийство (ст. 27-30)

Чистота сердца необходима не только для небесного гражданства, но и для существования здорового христианского сообщества здесь на земле. Христианин должен постоянно жить в присутствии Того, Кому открыто все, даже мысли и сердечные наклонности (Евр. 4:12-13).

Иисус вновь недвусмысленно заявляет, что супружеская измена берет свое начало в похотливых мыслях, вовремя не пресеченных и овладевших всем сердцем.

Греческое слово «женщина» в этом тексте в большинстве случаев использовалось для обозначения замужней женщины, или «жены». Поэтому эти слова Иисуса, с учетом седьмой заповеди (запрещающей супружескую измену) и, вполне вероятно―десятой (запрещающей желание жены ближнего) необходимо рассматривать, как осуждение намерения вступить в незаконные отношения с женщиной, связанной брачными узами.

Определенный процесс приводит в конечном итоге к определенному поступку. Когда Иисус говорит о глазе или руке, Он прибегает к помощи метафоры. Его цель―заставить слушателей осознать то, что на какой бы стадии искушения христианин не находился, он обязан избегать этого искушения, чего бы это ему не стоило. Правый глаз и правая рука рассматриваются здесь как самое ценное, чем обладает человек. Но эту цену невозможно сопоставить с той ценой, которую придется заплатить, в конечном счете, если человек поддастся искушению. Во всем этом тексте речь идет о наклонностях сердца, поэтому едва ли Иисус говорит о нанесении себе увечий. Потеря конечности не может изменить наклонностей сердца―это та истина, которую не смогли вполне усвоить некоторые течения в исламе.

Пример третий―развод и супружеская измена (ст. 31-32)

Эти слова Иисуса необходимо рассматривать на фоне изложенного в Евангелии от Матфея 19:3-9. Традиционное представление о разводе, которого придерживались иудеи, основывалось на практике Моисея, представленной в кн. Второзаконие 24:1-4. Образ действий, «разрешенный» Моисеем из-за человеческого жестокосердия, был возведен в ранг статьи закона.

Моисей разрешил развод в том случае, если муж обнаружит в своей жене «что-нибудь непристойное». Буквально термин «непристойность» означает «обнаженность вещи». Что конкретно подразумевалось под «непристойностью» сказать трудно. Не исключено, что, в данном случае, имелось в виду нескромное облачение или же неприемлемое поведение со стороны женщины. При этом данная формулировка не могла означать супружеской измены, потому что измена каралась смертью.

Возможный повод для развода обсуждался разными школами раввинов. Школа Шамая считала, что под «непристойным» необходимо понимать сексуальный проступок, совершение которого могут подтвердить свидетели. Во времена Иисуса, однако, иудеи в своих действиях руководствовались учением школы Гилеля. Согласно учению этой школы «непристойностью» могла быть названа любая причина, вызвавшая недовольство мужа.

Обратившись к вопросу о разводе, Иисус сказал, что вначале, когда Бог сотворил мужчину и женщину, брак был институтом нерушимым и крепким. Этот союз был отмечен Божьей печатью, и человек был не вправе разрывать его. Не смотря на то, что Моисей вынужден был пойти на уступки из-за людского жестокосердия, обычаи того времени не отражали первоначального Божьего намерения относительно брачного союза. Иудеи, взяв то, что было разрешено в определенных случаях, злоупотребили этой уступкой, превратив ее в открытое разрешение для мужа выставить свою жену за дверь по малейшему поводу.

Единственно законной причиной для развода, по словам Иисуса, была супружеская неверность или прелюбодеяние со стороны жены. Если муж разводился со своей женой по какой-либо другой причине, то выйдя повторный раз замуж, разведенная женщина и ее новый муж совершали прелюбодеяние, но вина за прелюбодеяние женщины лежала на ее первом муже, потому что именно он «дал ей повод прелюбодействовать» (5:32б).

Отвержение жены, которая была повинна в прелюбодеянии―это была принципиально другая тема. Развод с нею был просто свидетельством того факта, что брачные узы уже были разорваны другим союзом. В таком случае развод был обязателен.

В случае пророка Осии, он отказался разводиться со своей женой, даже зная о ее многочисленных изменах. Поэтому всякий раз, когда она покидала его, пророк, отыскав ее, мог забрать ее домой. Это должно было стать живой иллюстрацией к словам пророка о верности, которую хранил Бог по отношению к Израилю. Невзирая на все измены Израиля, Господь не предал его вечному изгнанию (Ис. 50:1а).

Пример четвертый – правдивость (стихи 33―37)

Объясняя отношение закона к убийству и супружеской неверности, Иисус, показал, что смысл Божьего закона был намного глубже того, который усматривали в нем раввины. Понимание развода и клятвы, принятые в иудейской традиции, прямо противоречили учению Иисуса. Иудеи утверждали, что необходимо выполнять только те клятвы, которые были даны во имя Бога, но не все клятвы, и только некоторые её формы были обязательными для выполнения. Нарушение клятвы не считалось грехом, если только, конечно, клятве не была предана определенная форма (см. Мф. 23:16-22). Проблема нечестности достигла в иудаизме таких размеров, что этот вопрос был затронут в Талмуде, объявившем, что всякая клятва, повторенная дважды, должна была обязательно быть исполнена.

Иисус говорил, что всякая клятва, так или иначе, затрагивает Бога, потому что небеса―престол Божий, Иерусалим―Божий град, а голова―творение рук Господних. Всякое заявление, сделанное тем, кто считает себя гражданином Небесного царства, должно быть правдивым. Иаков верно уловил смысл сказанного Иисусом, написав: «Да будет у вас «да―да» и «нет―нет»» (Иак. 5: 12). У христианина нет необходимости подкреплять свои взаимоотношения с другими людьми произнесенной клятвой; стремление подкрепить сказанное клятвой―«от лукавого».

В вопросе о клятвах, тем не менее, можно найти исключения. Например, в некоторых законах, связанных с судебным разбирательством. Даже Иисус был готов снизойти до клятвы, когда во время суда над Ним Его допрашивал первосвященник (Мф. 26:63-64). Апостол Павел также прибегал к помощи клятвы, когда в некоторых христианских церквях он столкнулся с проблемой неверия. (2 Кор. 1:23; Гал. 1:20).

Итак, Иисус осуждал в первую очередь не клятву, как таковую, а нечестность, скрывавшуюся за тщательно сформулированными клятвами. Казуистика раввинов подверглась суровому порицанию.

Пример пятый―воздаяние (ст. 38-42)

Здесь Иисус обращается к теме, корнями своими уходящей вглубь веков: к теме воздаяния, или возмездия. Принцип воздаяния был сформулирован в кн. Исход 21:23 и далее; кн. Левит 24:17 и далее, и кн. Второзаконие 19:18-21. Истоки же его следует искать в законах и обычаях еще более глубокой древности. Один из вариантов этого закона был записан в своде законов царя Хаммурапи в 18 в. до н.э. и звучал так: «Если человек стал причиной потери глаза человеком благородного сословия, то необходимо его тоже лишить глаза. Если действия одного человека были причиной утраты человеком, принадлежащим к одному с ним сословию, своего зуба, необходимо принять меры, чтобы он тоже лишился своего зуба...» и т.д.

В Ветхом Завете этот принцип упоминается по отношению к разным ситуациям. В книге Исход этот принцип берется за основу при решении вопроса о воздаянии, когда одна сторона нанесла другой стороне ущерб или убыток. В книге Левит рассматриваемый принцип упоминается в контексте богохульства. В то же время во Второзаконии данный принцип дан в качестве руководства для судей, которые столкнулись со лжесвидетельством. Согласно этому принципу, если доказано, что показания свидетеля, обвиняющего кого-то в преступлении или нанесении вреда третьей стороне, являются ложными, то он должен претерпеть такое же наказание, какое ожидало бы обвиняемого.

В контексте иудейского общества применять этот закон имели право лишь судьи, или суды. Какой же был действительный смысл этого закона? Один из комментаторов отметил, что этот принцип зачастуюистолковывают превратно. Он не только не призывает к возмездию, а, наоборот, ставит возмездие в очень узкие рамки, служа «путеводной звездой» судье при определении соответствующей меры наказания за преступление. В этом законе, по сути, отразился взгляд на человеческую жизнь как на нечто священное. Иисус так сурово осуждал этот закон потому, что на него начали ориентироваться в своем поведении отдельные люди. Он не отверг закон, как гарантию справедливости, долженствующей царить в судах. Другими словами, суд должен был следить за тем, чтобы тяжесть наказания не превышала тяжести преступления. В дни Иисуса физические наказания заменялись, как правило, денежным штрафом.

Что же касалось взаимоотношений между христианами, то, по словам Иисуса, принцип воздаяния, или возмездия, был здесь совершенно неуместен. Господь не призывал к отмене судебного преследования грабителей и насильников, нет, но Он сурово осуждал дух мщения.

Христианин не должен «сопротивляться» злому человеку или пытаться ему «отомстить». Все приведенные здесь Иисусом примеры относятся к индивидуальным реакциям на действия другого человека. Эти примеры не следует истолковывать буквально; их цель―подчеркнуть, что вместо того, чтобы мстить другому верующему, христианину следует сделать нечто противоположное. Чтобы оказаться способным совершить это, необходимо усвоить такие представления о человеческой личности и материальных ценностях, которые радикально отличаются от воззрений, царящих в этом мире.

Павел понимал, что этим Иисус еще раз подтвердил истинность сказанного Богом еще в ВЗ. В своем послании к церкви в Риме апостол цитирует книгу Притч 25:21-22. (см. Рим. 12:19–21).

По отношению к просящему христианин должен быть щедр. В параллельном тексте Лк. 6:30 Лука ставит глагол «давать» в повелительное наклонение настоящего времени, указывая тем самым, что такого рода «готовность давать» должна стать неотъемлемой чертой нашего образа жизни. В Мф. 5:42 слово «давать» стоит в аористе повелительного наклонения, указывая на необходимость «давать» в конкретных случаях.

Некоторые люди предполагают, что буквальное исполнение этого правила приведет к появлению «целого класса благочестивых нищих, не имеющих собственности, а также прослойки процветающих бездельников и воров». Главная же суть этого наставления―в том, что помогая действительно нуждающимся, христианин должен делать это от всего сердца (см. Втор. 15:7-11).

Какое отношение это все имеет к принципу справедливого воздаяния? К сожалению, есть христиане, утверждающие, что бедные христиане бедны лишь потому, что не хотят зарабатывать себе на жизнь, а значит и недостойны ничего из того, чем владеют их более состоятельные собратья по вере. Иисус осуждает подобные взгляды на «справедливое воздаяние» и «собственность».

Утверждение, что взаимоотношения между отдельными христианами должны строиться на основании закона о воздаянии, означало бы то, что сообщество благодати должно было бы строиться на основе иудейского законничества. Господь воздает нам не по нашим грехам, а по Своей благодати, и поэтому в нашем отношении к совершающим зло по отношению к нам должна отражаться Божья благодать. Благодать―прямая противоположность самой концепции «воздаяния по заслугам». Это учение Иисуса отразилось в словах апостола Павла, адресованных церкви в городе Коринф, когда он говорил о недопустимости судебных процессов, которые имело место в их среде (1 Кор. 6:7,8.)

Пример шестой―любить врага (ст. 43-48)

Заповедь «Люби ближнего твоего, как самого себя» была записана в ВЗ (Лев. 19:18). Среди евреев оживленно обсуждался вопрос: «Кто мой ближний?» Целью этого обсуждения было наметить круг людей, на которых эта заповедь любви не распространялась. Из этой заповеди иудеи также делали вывод, что всех остальных надо «ненавидеть». По сути, «ненавидеть» в НЗ зачастую означало просто «не любить» или «любить меньше». Евреи пришли к выводу, что закон обязывал их любить своих сородичей-израильтян, но не соседей-язычников. Фарисеи даже были склоны исключать из определения «ближний» простых людей. Круг избранных, внутри которого стояли евреи, был очерчен. Все остальные оказались за пределами этого круга.

Враждебность и конфликты возводили невидимые стены между иудеями и язычниками, и даже между иудеями. Благочестивые израильтяне замечали, что преследовали их зачастую свои же «братья»―израильтяне. Позднее иудеи стали истолковывать понятие «ближний» в самом узком его смысле―как «человек, который мне по душе».

Иисус по-новому определил этот закон в терминах отношения Господа ко всем людям―добрым и злым, которые равным образом нуждаются в Нем. Христианин сможет явить миру Отцовство Бога лишь в том случае, если он будет относиться ко всем людям с тем же нелицеприятием, которое проявляет его Небесный Отец, повелевая «…солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных».

Если образ действий христианина продиктован его узкими интересами, основанными на этнических, классовых, имущественных критериях и т. д., тогда этот христианин не лучше «мытаря» или «язычника». Такие люди всегда группируются вокруг себе подобных.

Ученик Иисуса Христа―дитя Царства небесного. Поэтому в жизни верующего должна отражаться любовь и благодать его Отца по отношению ко всем, включая его притеснителей. Только тогда христианин сможет явить миру по-настоящему свое подлинное происхождение от Бога.

Некоторые выводы

Для гражданства в Небесном царстве необходима праведность, превосходящая праведность книжников и фарисеев. В каждом из шести примеров Иисус подробно объясняет смысл этого требования. Отбросив все наслоения человеческих законов и толкований, не позволявшие увидеть истинные намерения Божьи, Иисус показал слушателям подлинную сущность закона.

Бог хочет, чтобы―Его дети («а Я говорю вам») жили в полном согласии с Его волей, чтобы в них отражался истинный характер их Небесного Отца. Именно в этом и заключается, по всей вероятности, истинный смысл выражения «быть совершенным». На греческом языке слово «совершенный» звучит как «телеиос», и обозначает нечто большее, чем просто нравственное совершенство, включая в себя идею «целостности» и «завершенности». Именно в этом значении использовал данное слово апостол Павел, говоря о духовной «зрелости».

Дети Царства―восприемники Божьей благодати. Они призваны жить так, чтобы в жизни их полностью и совершенно отражались природа и воля Бога. Такой образ жизни подразумевает понимание сути Божьих повелений. В жизни христиан должны отражаться эти заповеди и лежащая в их основе благодать. Все это должно проявляться верно и во всей полноте. Неспособность относится к ближним в свете благодати свидетельствует о неспособности постичь истину, что человек спасен одной лишь Божественной благодатью. Всякий раз, когда происходит подобное, подлинная Божья природа представляется в ложном свете.

Это полное слияние с волей Небесного Отца должно проявляться во всех сферах жизни: гнев, отношения между мужчиной и женщиной, честность в исполнении обещаний, самосознание и владение собственностью, отношение к другим людям, включая тех, кто причиняет нам страдания.