PDF

Лекция 10/1―Эвальд Зайдель

ЗАКОН И БЛАГОДАТЬ

Павел и закон―Послания Павла к Римлянам и к Коринфянам―Главы 13 & 14

ПОСЛАНИЕ К РИМЛЯНАМ (Часть А)

Введение

Павел не был лично знаком с верующими из Рима, и поэтому считал, что, прежде всего, ему следовало бы рассказать им о себе. После двадцати лет проповеди Евангелия Павел страстно желал поделиться своим пониманием Евангелия с римлянами. Если бы только христиане в Риме смогли узреть чудо Евангелия так же ясно, как оно было открыто ему, какие потоки благословений потекли бы в города и деревни на все территории, известного тогда мира!

Евангелие―это Божья Благая Весть (1:16–17)

Евангелие, или «Благая весть», рассказывает нам о том, как люди могут обрести мир с Богом. В личности Иисуса Христа евангелие доступно всем людям мира. Открыв перед людьми путь к спасению, который согласуется с Его праведностью, Бог предлагает Иисуса Христа, как единственный путь к примирению с Собой. Обрести эту праведность можно было только верою. Вера не приносит спасение. Это может осуществить только Евангелие, центром которого является Иисус Христос. Заслуги человека не гарантируют и не могут способствовать спасению.

Праведность, открытая в Евангелии—это Божий путь по установлению правильных взаимоотношений с Богом. Такая праведность не имеет ничего общего с той праведностью, которую иудеи и язычники пытались достичь в прошлом.

Человек, который согласно воле Божьей полностью полагается на Бога, будет жить, т.е. получит жизнь, исходящую от Бога. Для Павла понятия «жизнь» и «спасение» были почти синонимами. Обрести спасение—означало для него испытать радость жизни, идущей от Бога сегодня, при этой жизни, а также всецелое вхождение в эту жизнь в грядущей славе.

Итак, с чего же нужно начать «усвоение» Евангелия?

Все человечество находится под гневом Божьим (1:18–32)

Именно с этого и начинает Павел, и первые две главы его послания—это цепь доказательств истинности данного тезиса. Некоторые толкователи Библии считают, что в 1 главе (18–32) Павел обращается к язычникам, а во 2 главе (1–16)—к евреям. Правильнее, на наш взгляд, будет сказать, что в 1:18–32 Павел обращается ко всем, а во 2 главе (1–16) он еще более усиливает мысль о том, что евреи тоже подчинены этой зависимости.

Почему все виновны перед Господом?

Все люди виновны перед Богом, потому что они осознанно отвергли истину и предпочли ложь знанию о Боге, которое открыто всем и каждому в творении Его рук. Отказываясь признать Бога таким, каков Он есть, они сознательно предпочли пребывать в неведении о Нем. Творение во всеуслышание свидетельствует о сотворившем его Божестве. Люди виновны, потому, что отказываются позволить этому доказательству привести их к признанию существования Бога.

Когда люди отказываются признать Бога, их мышление становится «суетным», а сердца «мрачнеют». Люди теряют способность к разумным рассуждениям и пониманию действительности. Грешные люди могут обладать необычной проницательностью и острым интеллектом, но интеллект этот деформирован настолько, что он уже не в состоянии постичь Божью истину. Люди всего лишь кажутся мудрыми, но их мудрости достаточно только для того, чтобы такими казаться.

В результате, Бог «предает» их последствиям принятых ими же решений. Хотя в созданной Богом нравственной вселенной неотвратимо действует закон причинно-следственной связи, он вовсе не является набором механических принципов, вступающих в действие вне какой-либо связи с Богом. Бог учавствует в причинно-следственных связях, Он контролирует эти связи. Бог «борется» за людей до последнего. Временами Он позволяет людям сполна вкусить горечь последствий их собственных поступков, так чтобы они на собственном опыте убедились в тщетности избранных ими путей. Именно это и произошло с Израилем в Вавилонском плену. Получив хороший урок, некоторые из них вернулись к Господу; другие не сделали этого и погибли. Но бывают в истории моменты, когда Бог предоставляет людям «расхлебывать» заваренную ими кашу до краев, как это было, например, при Всемирном потопе.

Уход от Бога морали неизменно ведет в пучину безнравственности. Отвергнув Божьи ограничения, человек развязывает руки безнравственности. На месте, где Божью правду променяли на ложь, где поклоняются идолам и почитают какие-то ценности более, чем Бога, возникает разврат.

Если Бог отвергнут, то все «естественное» в порядке мироздания извращается. Лесбиянство и гомосексуализм принадлежат к кругу «противоестественного», т.е. противоположного намерениям Создателя. Павел утверждает, что «естественный» порядок действовал от самого сотворения, и этот порядок от самого начала признавали все. Идти против этого «естественного» порядка значит сопротивляться самому Творцу.

«Превратный ум» (1:28), приведший к извращениям в отношениях между полами, привел к извращениям и во всех других отношениях. Эти отношения породили зло, жадность, зависть, убийство, раздоры, обман, злобу, клевету, злоречие, ненависть к Богу, наглость, надменность, самодовольство, непослушание родителям, безрассудство, вероломство и непрощение. Цементирующий раствор нравственности, который когда-то соединял людей в обществе, разрушился.

Страшно, когда люди восстают против Бога и грешат друг против друга; но еще страшнее, когда они поощряют других в их бунте против Бога. Этим самым они раздувают пламя неповиновения неизменному универсальному моральному закону.

Всё под судом Божиим, включая и самоправедность (2:1–3:20)

Объясняя суть Евангелия, Павел, показывает, что «нет праведного ни одного» (3:10). Последнее относилось в равной степени, как к евреям, так и к язычникам. Все они были под судом Божьим, «во- первых, иудеи, потом и эллины» (2:9), «ибо нет лицеприятия у Бога» (2:11).

Язычники виновны перед Богом, потому что не соблюли заповедей, выраженных в законе, который «написан у них в сердцах» (2:15). Евреи же виновны потому, что не смогли ответить на требования вверенного им закона. Евреи провозгласили себя праведными на основе того, что они обладали законом, который был открыт специально для них. При этом они пренебрегли своею обязанностью его исполнять (2:13). Закон им был доверен с той целью, чтобы они указывали путь слепым и принесли «свет находящимся во тьме» (2:19), т.е. язычникам. Вместо этого их образ жизни стал таким, что «имя Божье стало хулиться у язычников» (2:24).

Свою уверенность в том, что они живут в правильных взаимоотношениях с Богом, евреи также обосновывали на практике обрезания. Однако, обрезание было лишь видимым символом жизни, отделенной для Бога. Если сердце не было предано Богу, то и внешний знак лишался всякого смысла. Евреи не были вправе судить язычников. Делая это, они не понимали всю ту ответственность, которая лежит на них, как на хранителях Божьего закона. Бог будет судить людей не на основании того, что они знают, а на основании того, как они с этим знанием обходятся (2:13). История Израиля свидетельствует, что его народ не смог до конца обрести это знание и правильно им распорядиться.

Отступая от своего основного аргумента, Павел говорит своим читателям, что Бог «воздаст каждому по делам его» (2:6). Это не противоречит его первоначальному тезису о том, что праведность дается одной лишь верой. Исходя из контекста, эти слова можно перевести следующим образом: «по тому, как он уже поступил (с открытой ему истиной)». Люди несут ответственность за доступные им знания об истине, независимо от того, «написаны они в сердце» или же получены благодаря более полному и ясному откровению в написанном слове Божьем.

Когда Павел говорит о том, что делающие добро получат вечную жизнь (2:7), он подразумевает не то «добро», которое претендует на обретение праведности перед Богом. Он говорит о добре, которое является откликом на сделанное Богом. Такое добро—прямая противоположность действиям эгоистичных, самовлюбленных людей, отвергающих истину, открытую Богом. Здесь нет указания на то, что «добрые дела» Павел рассматривал как путь к оправданию или примирению с Богом.

Этот раздел Павел завершает заявлением о том, что «как иудеи, так и эллины, все под грехом» (3:9б). Он говорит о том, что иудеи, также как и язычники, оказались неспособными исполнить Божьи требования там, где речь шла о заповедях, написанных в сердце или изложенных в законе (3:10–18; 3:2). Закон заставлял людей осознать свою греховность, разоблачая все несовершенство людской праведности в глазах Бога (3:20). Павел приходит к такому выводу только потому, что он понимает природу этого закона, «написанного в сердце» и открытого Израилю в ВЗ. Источник этого закона один и тот же—Бог.

Каков источник праведности Авраама? (4:1–8)

После этого Павел ставит перед собой задачу показать отношение закона к вере на примере жизни Авраама. Послушание Авраама Богу, Его повелениям, уставам и законам (Быт. 26:5) было его откликом на Божью благодать (4:16). Это послушание не имело ничего общего с делами праведности. Авраам поверил Богу на слово и это «вменилось (или было зачтено) ему в праведность» (4:3). Авраам «получил этот зачет» не за определенные заслуги, а решением Божественной благодати.

Павел показывает, что в ВЗ вера вменялась человеку в праведность благодаря Божьей благодати. Он приводит три примера: 1) из пророков (Авв. 2:4б); 2) из закона (Быт. 15:6); 3) из Писаний (Пс. 31:1–2).

«Даже такому благородному человеку, как Авраам, перед Богом хвалиться нечем (4:2),» - говорит Павел. Этим самым апостол подчеркивает, что в глазах Бога даже самые благородные люди выглядят, как грешники, которые не лучше всех остальных людей. Также как и другие, они могут быть спасены одной лишь Божьей благодатью.

Послушание веры, благодаря которому Авраам был «сочтен» праведным, имело место еще до его обрезания. Знак обрезания просто свидетельствовал о состоянии сердца. В качестве «печати» он был внешним, видимым удостоверением праведности по вере, «приписанной» Аврааму еще до того, как он принял обрезание. Этот пункт занимает очень важное место в системе аргументов Павла, потому что означает, что Божий путь к спасению открыт и обрезанным, и необрезанным. В Аврааме слились воедино оба потока верующих: язычники и иудеи.

Для усиления этого аргумента Павел подчеркивает, что праведность вменилась Аврааму не на основании «соблюдения» им закона. Раввины заявляли, что Авраам знал закон и исполнил его в совершенстве еще до того, как этот закон был дан на г. Синай.

Таким образом, истинным «потомком» Авраама является тот, кто становится праведным по вере (4:13), т.е. тот, кто идет по стопам веры Авраама. Поэтому Божьи обещания относятся к более широкому кругу людей, обозначенному как «множество народов», чьим отцом должен стать Авраам (Быт. 17:5).

Положение тех, кто надеется заслужить спасение исполнением закона, безнадежно, потому что это только вызывает гнев (4:15), выставляя грех во всей его наготе, которая открыта Богу. Функция закона состоит в том, чтобы привести людей ко Христу, убеждая их в том, что они нуждаются в Боге.

В истории спасения закон играет определенную роль, но отнюдь не роль «спасителя»

Характер веры Авраама (4:18–25)

Авраам был уже довольно стар и тело его «уже омертвело» и над ним нависла угроза неисполнения долгожданных обетований, но он не колебался... в неверии... зная, что Бог силен и исполнит обещанное (4:20–21).

Оправданные и примиренные (5:1–11)

Теперь Павел описывает благословения, связанные со спасением в Иисусе Христе. Он говорит, что мы оправданы верой (5:1); наша совесть теперь чиста, и потому мы имеем мир с Богом (5:1). Мы получили доступ к Божьей благодати (5:2), т.е., по словам апостола, мы имеем доступ ко всему доброму, приготовленному для нас Богом, к тому, чего мы сами никогда бы не достигли. И это еще не все. Святой Дух утверждает в нас новые взаимоотношения любви с Богом (5:5).

Павел говорит, что получив оправдание, мы обрели мир с Богом через нашего Господа Иисуса Христа. При этом он подразумевает не только тот мир, который наступает вследствие прекращения «враждебности» между нами и Богом. Он говорит также об исчезновении внутренней тревоги и напряженности, которые появляются, если человек не способен выполнить Божьи требования.

В первую очередь, это мир, имеют те, кто во Христе. Они не будут осуждены (8:1). Во-вторых, в основании этого мира лежит уверенность, что Бог действует во благо любящих Его (8:28), как это было в случае с Авраамом (4:21). В-третьих, этот мир дарит состояние покоя, когда человек осознает, что ошибка или неудача могут быть прощены, а запятнанная грехом совесть—очищена (1 Ин. 1:9; Евр. 10:22).

Бог проявил Свою благодать в том, что путь к оправданию был открыт перед нами уже тогда, когда мы еще бунтовали против Господа. Это спасение совершилось исключительно благодаря Божьей инициативе. В этом процессе Бог—инициатор, человек—получатель.

Оправдание тесно связано с примирением, потому что цель Божья—примириться с теми, кого Он создал для Себя. Смерть Христа занимала центральное место в Божьих планах. Господь мог избрать только такой путь спасения людей, который не противоречил бы Его природе, т.е. Его любви и милосердию—с одной стороны, и Его праведности—с другой. Все это исполнилось на кресте. Антагонизм, который был преодолен в акте примирения нашей греховной враждебности по отношению к Богу и Божьей ненависти к греху и мятежности в человеческом существе.

Вслед за оправданием и обретением мира с Богом мы получаем уверенность в ожидающем нас окончательном спасении. Эти новые взаимоотношения ведут к миру, надежде, любви и радости (5:1; 5:4–5; 5:8; 5:11). Чувство вины и угрызения совести, порождаемые памятью о прошлых грехах, исчезают. Сердце наполняет уверенность в славном будущем. Благодаря живущему в нас Святому Духу, у нас появляется способность угождать Богу в настоящем.

Адам и Христос (5:12–21)

Родоначальником греховного человечества был Адам. Родоначальником нового, возрожденного человечества является Иисус Христос. Что же произошло с первыми представителями рода человеческого, если потребовалось столь радикальное обновление человеческой природы? Непослушание Адама и Евы заразило человеческую природу грехом, ведущим к смерти. Оно позволило греху завладеть сердцем человека и, как следствие, до неузнаваемости изменить среду, окружающую человека. Каждый человек виновен во грехе, и не только потому, что унаследовал греховную природу, но и потому, что сам человек продолжает восставать против Бога.

Необходимо помнить, что здесь Павел поставил перед собой цель показать универсальную природу греха и универсальный характер спасения, данного Богом в Иисусе Христе, когда он говорит, что грех был в мире еще до того, как на г. Синай был дан закон. Но если грех не вменяется, когда нет закона, то почему же тогда этот грех и смерть «господствуют» в человеческом обществе, начиная от времен Адама? Может быть потому, что этот закон присутствовал в виде закона, «записанного в сердцах» всех людей? Возможно, грех не был виден «во всей своей наготе», но он присутствовал и одинаково проявлялся в смерти евреев и язычников. Вот почему Павел говорил, что «все согрешили и лишены славы Божией» (3:23).

Бог не мог позволить, чтобы непослушание Адама и последовавшее за ним грехопадение помешали Его замыслу относительно человечества. Поэтому Он приступил к осуществлению Своего замысла спасения через второго «Адама», Иисуса Христа. Иисус Христос—Божий «дар» людям, высшее выражение Его благодати. Но в каком же смысле?

Павел говорит, что если непослушание принесло грех и смерть, то совершенное послушание Сына Божьего подарило праведность, которая была угодной Богу, и сделала возможным оправдание перед Господом. Божья благодать настолько могущественна и щедра, что она не только полагает конец господству греха и смерти, но она дает детям Божьим возможность царствовать в грядущей жизни.

Какую же роль, по мнению апостола Павла, играет Синайский закон в понимании Евангелия? Павел говорит, что когда «закон» вошел в жизнь людей, он выявил грех, обнажил его. Закон был подобен факелу, который зажгли в темной пещере и впервые увидели, какая она изнутри. Знание Божьих требований не только раскрывает сокровенную суть греха, как бунта против Бога, но, в некоторых случаях, побуждает людей, которые уже не покорны Богу, бунтовать против Него еще яростнее. Некоторым людям достаточно услышать, что тот или иной поступок является греховным, как они тут же пускаются «во все тяжкие», лишь бы доказать, что никто им не указ. В этом смысле закон разоблачает безмерную глубину греха. И это не слабость закона, а предписанная ему Богом роль. Тем не менее, это лишь вспомогательная функция, которая дает возможность людям, осознавшим свою греховность, увидеть непостижимое величие Божьей благодати, что ведет к дару вечной жизни в Иисусе Христе.

Крестившиеся во Христа (6:1–23)

Когда проповедник затрагивает определенную тему, он должен понимать, что некоторые его слушатели могут неправильно истолковать его слова. Они могут также превратно использовать полученную информацию для оправдания своих проступков.

Павел желал отвести возможное неправильное истолкование его слов. Путь к высокоморальному образу жизни пролегает не через возвращение к закону. Закон не был предназначен для того, чтобы наделить человека праведностью, которая была бы угодна в глазах Господа. В нем просто отразились требования праведного Бога. Грешные люди не могли выполнить эти требования вне правильных взаимоотношений с Богом.

По словам Павла, разрешение проблемы христианской нравственности коренится в понимании характера наших взаимоотношений с Иисусом Христом, в которые мы вступили, обратившись к Нему в вере.

Сила, которая превратила грех в неизбежность человеческой жизни, была сломлена смертью Иисуса, когда Он умер на кресте за наши грехи и воскрес. «Когда Он умер, то умер для греха раз и навсегда, но Он живет для Бога» (6:10). Начиная с того момента, грех перестал быть господином, этим господином стал Христос. Водное крещение, которое мы принимаем, отражает этот опыт. Мы уже не уступаем требованиям нашей эгоистической природы. Теперь мы разрываем эти цепи. Мы приходим к пониманию того, что теперь мы—под новым руководством Христа, освободившего нас из цепких щупалец греха (6:22). Теперь Он живет в нас, давая нам возможность делать то, что действительно угодно Богу. Жизнь наша должна стать ежедневным откликом на Его благодатный труд, который Он совершает в нас.

С этих новых взаимоотношений начинается вторая стадия нашего спасения, о которой сказано, что достигшие ее люди «спасаются», или же находятся в процессе освящения. Христиане «спасаются» от мировоззрения, свойственного старой греховной природе, от её власти и того образа действий, которые эта природа диктует. Это—«новая жизнь» (6:46), которая «во Иисусе Христе» (6:11). Его жизнь, действуя в нашей жизни, помогает нам и дает возможность жить для Бога.

Для этого требуются активные усилия и с нашей стороны. Мы должны понять, что старая греховная природа все еще довлеет над нами. Мы не должны подчиняться ее силе. Нам следует безоговорочно покориться нашему новому Господину, Иисусу Христу. Это ведет к «праведности» (6:16) или к «святости» (6:19, 22), т.е. к такой жизни, которая является результатом правильных взаимоотношений с Богом и свидетельствует о причастности к вечной жизни (6:22).

Вечная жизнь, даруемая нам Богом, не является самостоятельной, не зависящей от чего бы то ни было, величиной. Она не является мешком с подарками, который нужно открыть, а содержимое— исследовать. Вечная жизнь сокрыта «во Христе Иисусе, Господе нашем» (6:23). Христос есть вечная жизнь, а великая благодать Божья открыла нам доступ к Нему через веру. Но если мы «во Христе», и Он «живет для Господа», то и мы станем жить для Бога, служа Ему от всего сердца.

Говоря о том, что «вы не под законом, а под благодатью», Павел ссылается на осуждение закона. Христиане не подлежат осуждению, которое провозглашает закон. Они живут под незаслуженной милостью Божьей. Павел не утверждает, что во Христе закон аннулируется. Есть немало христиан, делающих из подобных заявлений вывод о том, что закон не имеет к нам совершенно никакого отношения. Но будь это действительно так, Павел не стал бы ссылаться на закон в 3:31; 7:12, 14, 16; 8:4; 13:8–10, и называть его Божьим законом. Прочитаем, к примеру, следующий стих: «Но это вовсе не значит, что мы верой устраняем закон, наоборот, мы утверждаем его» (3:31).

В заключение (ст.23) Павел подчеркивает, что закон, в данном случае, это закон, действующий в рамках греховной человеческой природы, это закон «греха и смерти». Смерть—естественное последствие греха, который еще не устранён из жизни людей. Но Бог в Своей благодати предлагает нам вечную жизнь в Иисусе Христе; жизнь, которая тесно связана с Самим Богом.